Депутат Яровая предлагает включать в состав экспертной комиссии по гуманитарным учебникам церкви
antnis
Ссылка по теме
Гуманитарии не зависимо от течения всегда рассматривают имеющиеся позиции и точки зрения со стороны, фактически гуманитарии, объединив разные взгляды, делают на их основе выводы именно для того, чтобы люди могли понимать друг друга: понимать причину поведения, понимать причину формирования тех или иных взглядов, понимать комплекс этих взглядов, видеть целостность. Исследования антропологов, социологов, культурологов, психологов во многом рассматривают религию, особенности восприятия учений как предмет для своих исследований именно для того, чтобы понять самим и дать такую возможность, почему люди в те или иные момент личной жизни или общественной обращаются за помощью к потусторонней силе, почем в те или иные моменты боги в религиозном сознании меняют свою характеристику. Предложение госпожи Яровой же предполагает фактически устранение этих достижений мировой цивилизации, подчерикивание различий в угоду тех или иных конфессии, в особенности, принимая во внимания, приближенность ряда религиозных организаций к государственной власти. Короче, если предложение Яровой будет реализовано, то это добавит еще пару пудов в кандалы общества, которое призывают бежать еще быстрее.

(no subject)
antnis
Сейчас многие крупные компании оплачивают наглядные материалы, разработку курсов и даже научные стажировки как одну из форм рекламы (распространение о себе информации и подготовка потенциального клиента). Крупные фармкомпании не только заваливают врачей календариками, но предоставляют аталасы человеческого или какого-то другого тела, участвуют как организаторы конференций и пр.
С техническими и медико-ветеринарными дисциплинами как-то понятно, но что делать с гумнатариями? Далее лишь только умозрительное предложение.
География, Мировая художественная культура - ТЕЗТУР, КОРАЛ и прочие тревел (для поддержания потока туристов)
История, Литература - Издательство Эксмо, Дрофа, АСТ (авторы всё еще умудряются помещать своих героев в какие-то исторические события и делать намеки на классиков мировой литературы)
Еще предложения?

Об отказах
antnis
Некоторым людям бессмысленно говорить слово "нет", бессмысленно отказывать. На какое-либо предложение как воспитанный человек ты сообщаешь, что не хотел бы и не готов, и так далее. Тебя услышат, но все равно будут настаивать. Ты вновь скажешь уже уверенно "нет", тебя начнут переубеждать. У некоторых людей просто нет понятия о чужой воли, поскольку настаивают они обычно именно потому, что кто-то или что-то стоит над ними, давлеет и понуждает. И не стоит обманываться - понуждают не ценности и не осознание собственного выбора, а обстоятельства. Люди пренебрегают чужим отказом потому, что чувствуют сами себя не способными вырваться из череды обстоятельств. Некоторым людям бессмысленно отказывать, от таких людей следует отказываться.

Антропология уличной лавочки или заметки об уличной лавке
antnis
Удивительная штука лавочки в России. Через них можно увидеть, как мне кажется, всю суть общения между людьми здесь. Очевидно, что есть эволюция лавочек, и, конечно, когда-то лавочек вовсе не было нигде. Ведь лавочка - уличная лавка, рассчитанная на постоянное применение - это явление, прежде всего, городской жизни. В России сейчас, а я не собираюсь исполнять роль историка, лавочка - это некоторый необходимый элемент городского пейзажа. Он должна занимать пустое пространство, как бы окультуривая его, вырывая из природы и деревенского мира, превращая в городской. Какие лавочки бывают в России?
Это лавочки вдоль дороги или дорожки, они обычно ставятся такой пунктирной линией по маршруту, который должен быть у путника. По сути, лавочка – это такой окультуренный пенек, на котором следует отдыхать в пути, но при этом рассчитанный на то, что разные люди будут сидеть друг с другом бок о бок, разные и незнакомые;  незнакомые и нелюдимые. Они не смогут обратиться друг к другу, смотреть друг другу в глаза, отслеживать  движение рук и глаз. Такие путники даже если и захотят этого всё одно смогут усесться только в полуоборот, что приведет либо к более яркой жестикуляции, либо постоянно отсутствующему взгляду, а то и к тому, что оба путника или оба знакомца будут поглядывать на всех остальных -  не привлекает ли их разговор чужое внимание.  Даже если дело будет в парке или саду, - все одно отдых после прогулки для продолжения пути (лишь бы не засиживались), и открытость всем остальным – чужакам.
Эти лавочки обычно ставятся по некоторым градостроительным нормам, как бы выражая идею паноптикума, дисциплинирующей власти: обзор всем остальным, указание, где и когда следует отдыхать, но никогда не беседовать.  Не удивительно, что молодежь ломает их, не удивительно, что она переделывает эти лавочки, превращая сидение в подставку для ног и не удивительно, что она уничтожает, прежде всего, спинку, которая, чаще всего, совсем неудобная.
Порой лавочки стоят друг против друга по обеим сторонам дороги, как насмешка над самой возможностью общения между людьми. Если компания решится поговорить,  глядя друг на друга, то прохожие невольно станут участниками беседы, включенными в частный мир, а потому будут возмущены этим, реагируя на такое включение тем способом, на который они только способны.
Эти лавочки обычно конструируются на века, но живут не долго. Собственно , вернусь к дисциплинарной власти Фуко, их именно потому и рушат, что это демонстрация непостоянства власти, но и это демонстрация того, что система общения не может изменяться никак. Вещь должна служить только одной единственной цели – быть пеньком, таким намеком на недоокультуренность пространства.
Эти лавочки обычно не место для дискуссий, которые не только предполагают уединенность, но и особый тип пространства, в котором возможна беседа.  То, что они часть дороги, открытые ветрам, грязи, брызгам проезжающим автомобилям, - это уже так или иначе было упомянуто, но вокруг лавочки нет пространства, которое бы способствовало бы беседе.  За спинкой обычно сразу плотный зелень куста или вовсе газон, отделенный от дороги высоким поребриком, указывающим, что газон – не место для прогулок.  Это такой уголок, где можно забиться, но нельзя расслабиться.
Конечно, ныне можно посидеть и поболтать по телефону или по компьютеру, но это по-прежнему не полное общение.
В России не устанавливают стол с лавками по периметру (насколько помню, был только не продолжительный период когда так делали – сразу после Второй мировой войны), нет возможности встретиться и поговорить, не должно быть точки для общения, для запланированного общения, поскольку стол не только хорош для стакана, но и для опоры локтей или даже всего предплечья: они не будут демонстрировать свои пальцы и ладони и даже не смогут покрыть одну руку другой.
Однако это описание в фуконианском стиле упускает из виду, что нет такого субъекта как государства – есть люди, у которых нет потребности в общении между собой.
И ведь по-другому не скажешь: только уличная лавочка, даже если она в саду, парке и прочее. Нет другого слова.

"Друзья" "вконтакте"
antnis
Прошел год, как я стал требовать пояснения тех, кто добавляется в друзья вконтакте. Всех, кто отправлял запрос без сообщения о причинах или целях, я спрашивал примерно следующим образом: "Вы оставили запрос на добавление "в друзья" вконтакте. Поясните с какой целью".  Считаю, что такая практика весьма полезна. Во-первых, она отрезвляет заявителя, ныне уже увернного, что в друзья добавляют автоматически. К тому же, по-моему, весьма странно, что сторонний человек вваливается в мою жизнь и не считает даже не задумывается как-то это прокоментировать.
Некоторых этот вопрос заставлял понервничать, ответом было не объяснение причины или цели, а пренебрежительное "можно и не добавлять" (хотя в моем вопросе никакого условия не было).  Добавление вдрузья происходило сразу же после получения ответа независимо от его содержания. А дальше .... тишина.
Реакция людей весьма интересна именно потому, что знакомство в  сети вообще ничего реально не значит. Это схоже в какой-то степени check-in, когда  на карте отмечается, где человек побывал.
Во-вторых, появляется образ того, зачем собственно добавляются люди.  И вуаля! По ожиданиям Котов Антон - новостное агентство! Больше всего ответов было связано именно с тем, что добавляются ради новостной ленты, т.е. не ради общения и это абсолютно точно не ради дружбы.
А теперь продолжим дальше. Из всех, кто добавлялся в течение года, только 3 человека как-то реагировали на размещаемые новости (лайки, перепосты, комменты), причем в основном это были фотографии из моего личного фотоархива, что также весьма красноречиво описывает систему коммуникации вконтакте. Ведь контекст появления той или иной фотографии для большиства был скрыт, - однако (видимо) это было новостью.  Таким образом, ожидание новостей - это сомнительный довод.

О переводах исторических источников
antnis
Если мы взглянем на европейскую практику, то исторические источники крайне редко переводятся с языка, на котором они были зафиксированы впервые или дошли до научной эпохи. О причинах можно догадываться: перевод искажает, а перевод исторического источника - это перевод еще и контекста, потому базис для исследования, порой нескончаемого исследования, ставит под вопрос необходимости фиксирования сконструированного контекста.
В СССР, пожалуй, как ни где источники переводили массово, а позитивистская научная парадигма позволяла с определенной долей легкости создавать комментарии, отсылающей к "реальному" историческому контексту. Нередко можно найти в переводах исторических источников 70-80-х годов упоминание, что автор текста ошибается, путается (или же даже намеренно искажает реальность).
Понятно, что большая часть историков не владела иностранными языками, еще хуже дело обстояло с мертвыми языками (уникальные исключения, которые, конечно же, были). В логике самой читающей страны переводы для одинаково правильно молчащих на 30-ти языках советских людей носили еще и идеологический груз. Источники на русском языке рассказывали как о развитии капитализма и закате феодализма, так и о борьбе народов за независимость, но русский при этом в СССР был для некоторых людей также неродным.
Классическое образование, как и религиозное вынуждало представителей стран Западной Европы и Северной Америки получать хоть какие-то сведения о латинском языке, греческом или даже арамейском, не говоря о том, что романоязычным латынь была доступной. Источники там не переводились оставаясь уделом историков, которые должны были знать язык, на котором имеются интересующие сведения. Собственно, ну кто будет читать ПВЛ (а ведь на древнерусском без словаря хоть как-то понятно можно)? Студенты в университетах? Но, ведь они-то и не читают. Труженик завода или офиса? Конечно, есть любопытствующие, но и у них очень скоро открывается понимание, что нужен оригинал.

Сейчас, кажется, в период пост-структурализма и пост-постмодернизма новая волна переводов кажется практически невозможной. Помимо осознания значительной роли реконструкции контекста, мы наблюдаем применение тончайшей техники исследования истории парафразов, центнов, понятий, техники раскрывающие что и в форме текста заложено не мало смыслов, и порой форма влияет на содержание текста. Так, например, люди повторяют чужие слова вовсе не для того, чтобы показать схожесть случая, а для предания большей значимости высказывания. И тогда работа с источником возможна только и только с текстом на том языке, на котором он записан или дошел. Однако переводы появляются, и опять же в России. Можно задаться целью выяснить, что движет тех, кто переводит: стремление к распространению идей, стыд за отсталость, жажда славы, стремление к величию перед будущим, - это требует отдельного исследования.
Мы же здесь зададимся следующими вопросами:
Чем должен быть перевод сейчас? (Вопрос о форме)
Для чего нужен переведенный источник? (Вопрос о цели)
Какими должны быть комментарии к источнику? (Вопрос об объекте)
Почему этот перевод и комментарии должны быть такими (Вопрос о причине)?
Отвечая на первый вопрос можно сказать, что он должен быть введением. Введением в профессиональную среду (без знания каких-то источников по-прежнему считается недопустима работа историка), введением в круг проблем историографии и источниковедения, введением в подходы, которыми были озарены исследователи. Конечно, на такой ответ накладывается еще и личный мотив переводчика. Однако, какой бы ни был этот мотив - он лежит совершенно в другой плоскости и никак не мешает осуществлению такого предположения.
Вопрос о цели решить значительно проще. Нет, у источника нет цели сделать всякого обращающегося к нему профессиональным историком, источниковедом, историософом, антропологом и пр. Переведенный исторический источник даже не для того, чтобы узнать как жили люди много лет тому назад - это задача самого источника, а не перевода. Его цель как вообще можно понимать прошлое.
Отсюда следует, что комментарии к источнику должны быть выдержаны отнюдь не в ключе реконструкции объективного исторического прошлого, а демонстрации того, как эта реконструкция происходила и происходит. Комментарий должен показывать, как одни и те же слова источника интерпретировались, вынуждали менять подход.
И, наконец, последний вопрос - о причине. Так как перевод исторического источника изначально содержит несколько пластов и не нагружать один из них - значит, оставлять перевод вне диалога с читателем (а ведь сам перевод предполагал определенное обсуждение, которое явлено в результатах работы).

Перевод Слова Даниила Заточника
antnis
Мне нужно было для курса Истории России, который читаю иностранным студентам, дать на ознакомление Даниила Заточника. Увы, перевода не нашлось - пришлось самому переводить.

Word of Daniel the Immured,

written by him to his prince Yaroslav Vladimirovich


Let us blow with trumpets, forged in gold, let us do it with whole of power of our mind and let play the silver organs of pride with our wisdom. Wake up my glory, be evident while Psaltery and gusli (harp) sound. I will get up early and will tell you. I will discover the riddles of mine in my parables and I announce about my glory among people. Since the heart of smart one becomes stronger in the body because of its beauty and wisdom.Read more...Collapse )

eelco runia Presence- Элко Руниа Присутствие (гл. 5, эпикриз)
antnis
5. АДАМ. ТРЕТЬЯ КОАЛИЦИЯ И ЗЛОПОЛУЧНЫЙ ЗАЯЦ
Тот факт, что в новом контексте перенесенное слово трется плечом о плечо с соседними словами, объясняет, почему метонимия часто обозначается как «троп близости»[1].  Хотя, по моему мнению, близость – это скорее следствие, чем сущность метонимии, может возникнуть незначительное сомнение, что троп в большой степени зависит от нашей удивительной возможности интуитивно постигать и использовать «поля уместности». Действительно, сноровка в использовании топосов должна обладать, как бы сказали эволюционисты, ценностью для выживания. Иначе, сотрудники, например, журнала «История и теория» не могли бы соблюсти в представляемых ими статьях редакторское «правило места», о котором они даже и не догадываются. Метонимия также зависит, во-вторых, от нашей способности принимать и играть с нарушением (трансгрессией)  правила места. Именно эта комбинация нашей способности чувствовать, что уместно в данном контексте, и нашей способности допускать и ценить некоторое жонглирование тем, что уместно,-  именно это заставляет метонимию работать, как, например, во фразе о желчном пузыре или предложении: «гамбургер ушел, не заплатив»[2].Read more...Collapse )

eelco runia Presence- Элко Руниа Присутствие (гл. 4)
antnis
 4. МЕТОНИМИЯ КАК ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ПРИСУТСТВИЯ
Итак, Вико философски достигает того, что Скотт, Бальзак и Зебальд осуществили в своих романах: он перевел время в пространство, чем создал условия [15] для постижения совместности непрерывности (континуитета) и разрыва (дисконтинуитета). Я думаю, эта совместность может быть понята значительно лучше с точки зрения метонимии. В своем введении я определил непрерывность (континуитет) как «человеческую способность удивиться саму себе» и я отметил, что это замечание затрагивает существование различных плоскостей и, по меньшей мере, открытую связь между этими плоскостями. Метонимия или, скорее, взаимодействие между метафорой и метонимией играет большую роль в концептуализации того, что случается, а также между этими плоскостями.Read more...Collapse )

eelco runia Presence- Элко Руниа Присутствие (гл. 3)
antnis
3. ПРОГУЛИВАЯСЬ ПО ПЛОСКОСТИ ВРЕМЕНИ
Чтобы понять, как непрерывность (континуитет) и разрыв (дисконтинуитет) сплетены между собой, нам бы стоило начать с того, что забыть о времени, и вместо того подступить к прошлому в той манере, как Фридрих Великий подступал к своим врагам на поле битвы: в обход. Для того, чтобы вступить в схватку с разрыв (дисконтинуитетом), потребуется корректировка, на которую не многие философы истории решатся: сфокусироваться не только на прошлом, но и на настоящем, не только на истории как на том, что безвозвратно ушло, но на истории, как на  продолжающемся процессе. Это корректировка практически не отличается от той существенной модификации, которую намеревался сделать Фрейд в своем подходе к прошлому пациентов.  В 1900-е гг. Фрейд оставил попытки достичь прошлое сразу. Вместо того, чтобы самому обратиться к чарующим рассказам своих пациентов, которые сами жаждали их поведать, он предпочитал, не ранкеанское «обращение к источникам», а радикальный (и парадоксальный) «презентизм». Вцепившись в настоящее изо всех сил, через анализ симптомов и переносов, что вынуждал их самих почувствовать «здесь и сейчас» аналитическую схватку, Фрейд был способен выступить с более «оригинальными», более «убедительными», более «эффективными» версиями прошлого  своих пациентов, чем они когда-либо прежде развлекали себя.Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account